Ваш город Санкт-Петербург?
  • Да
  • Выбрать город
  • t+7 (812) 905 00 77
  • mskorochtenie.uma@yandex.ru

Международный день детской книги02.04.2018

Ария Баха

– Севка! Иди сюда!

Ну, чего ещё! Неужели мама не может оставить меня в покое ну хотя бы на полчасика?!

Не понимает, что у человека с утра школа, потом уроки… В магазин сходил, английский выучил. Почему я не могу спокойно поваляться на диване у телевизора? Ведь совсем скоро придёт из садика Лютик, и с ним уже не отдохнёшь… Нет, не подумайте, Лютик отличный брат, и я люблю с ним возиться. Но сейчас-то у меня есть полчаса, ну хотя бы десять минут – чтобы ничего не делать?! Да ещё по телевизору показывают какую-то дребедень…

– Севка! Севушкин, иди скорее!

А я не слышу! Вот не слышу, и всё.

Мама на кухне варит суп. Значит, либо посуду зовёт помыть, либо картошку почистить. Или ещё хуже – лук… Нет, лук чистить – это вряд ли. Ведь не изверг она всё-таки – я же её родной сын!

Вы не подумайте, я не лентяй. Просто я люблю нормальную мужскую работу. Скажем, гвоздь забить или лампочку поменять. Я один раз даже утюг починил, сам!

Только почему-то очень редко нужно забить гвоздь. А лампочку ввернуть – вообще почти никогда. Зато каждый день – посуда, картошка или что-нибудь в этом роде… Эх, не повезло нашей маме! Вот была бы у нас с Лютиком сестра – маме бы куда легче было! А так всё мне отдуваться приходится…

– Севка! Да иди же, наконец, сейчас всё закончится!

Что там может закончиться? На картошку что-то не похоже…

И я усилием воли всё-таки стаскиваю себя с дивана и открываю кухонную дверь.

– Послушай, Севка, послушай, какая музыка!

Ах, вот оно что! Музыка…

Наша мама просто помешана на музыке. Причём на классической – всякие там концерты, симфонии… Фаготы-виолончели.

Она даже в консерваторию поступала, когда молодая была. Её не приняли – сказали, таланта не хватает. Много они понимают там, в консерватории! Ведь никто так музыку не любит, как моя мама!

Раньше всё на концерты со мной ходила. Я что – сижу себе тихонечко и рисую в блокноте солдатиков. Я же понимал прекрасно, что шуметь нельзя. А потом родился Лютик – и маме стало не до концертов. Он ведь и минуты не может на месте посидеть! Какая уж тут консерватория! Да и пианино мы продали…

Теперь мама слушает музыку по радио. Варит что-нибудь на кухне и слушает. Я даже сказал ей как-то:

– Что же ты – под Бетховена пол моешь?!

А она обрадовалась и отвечает:

– И правда, Севушкин… Давай я тогда просто посижу и послушаю, а пол ты вымоешь!

И пришлось ведь мыть… Больше я с ней о Бетховене не заговаривал.

Единственное, что хорошо – мне она ничего не навязывает. Не нравится – не надо. Только иногда позовёт: «Иди, Севка, послушай, какая музыка…»

Вот как сейчас. А музыка, чёрт возьми, действительно очень красивая. То есть очень-очень красивая, я, кажется, такой красивой и не слышал никогда...

– Это что, Моцарт? – спросил я. Пусть не думает, что я совсем ничего в этом не соображаю. Когда-то она говорила мне, что Моцарт – это самая лучшая в мире музыка. Какая-то космическая. Сейчас, по-моему, как раз такая.

– Нет, Севка, не Моцарт. Это Бах… Ария Баха.

Ария Баха. Я вдруг заметил, что мама ничего не чистит и не шинкует. Просто сидит и слушает. И какое-то лицо у неё… Странное.

Я тоже сел, прямо на пол. Сел в дверном проёме, опираясь спиной о косяк.

Сидел и смотрел на мою маму. Она и не заметила, что я на неё смотрю. А я вдруг понял, что давно на неё не смотрел вот так, и даже не очень помню, какое у неё лицо. Оказалось – красивое. Надо же, никогда не думал, что у меня красивая мама! Не замечал как-то.

Музыка кончилась. Дикторша начала что-то говорить, но мама нажала кнопку и выключила радио. И мне тоже захотелось тишины. Мы помолчали.

А потом мама спросила:

– Что, Севка, понравилось тебе?

И я вдруг почувствовал, что она волнуется – а вдруг не понравилось?

– Ну, понравилось, – ответил я, пожимая плечом. А что я должен был ещё сказать? И как?

Но всё-таки ещё что-то нужно было, и я вдруг сказал вот что:

– Давай я тебе картошку почищу.

– Да нет, Севка, я уж почти всё сделала, – удивилась она. – Ты иди, отдохни пока – а то скоро уже за Лютиком бежать.

А я думал про Баха. Ария Баха и картошка… При чём здесь картошка?

Может, как-нибудь на концерт мне её отпустить? Лютик уже большой, я вполне с ним справлюсь, и уложить смогу, наверное.

Заработаю денег – и куплю ей такую машинку, чтобы сама картошку чистила. И лук тоже.

И ещё куплю пианино – пускай играет! Что-нибудь такое… Такое… Вот арию Баха, например...

Открыть форму

Записаться на занятие

  • Нажимая на кнопку "Отправить", я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь c условиями обработки персональных данных и политики конфиденциальности.
  • Отправить